Тайная война против российских детей

"Социальный маркетинг в России"

Сайт Алексея Воронцова

Маркетинг социально ответственного бизнеса. Социальная Реклама. Развитие благотворительности в России. Некоммерческие организации в России. Информационные войны. Захватывающие рассказы о добрых делах и неравнодушных людях. Здоровый образ жизни и семейные ценности

Главная

Ссылки на статьи

Раздел "Маркетинг социально ответственного бизнеса"

Спасительная сила социального маркетинга на примере корпорации "Авиакор"

Социальный маркетинг в России на примере создания зоопарка "Лимпопо" в Нижнем Новгороде

Социальный маркетинг бренда "Эксплей"

Завод "Салют"- ярчайший пример социального маркетинга в России. Принципы деловой этики самарского завода "Салют"

«Рецепты бабушки Агафьи» - еще один успешный пример социального маркетинга в России

Социальный маркетинг в деятельности Генри Форда.

Социальные проекты Avon

Создатель "Панасоника" о принципах этичного бизнеса

Предприниматели объявляют войну наркомафии

Потреблятство и выпуск некачественных, недолговечных и опасных для жизни товаров

Вместе спасем наше будущее, сажая деревья!

Фромм о дегуманизации во имя эффективности производства

Удивительная жизнь миллиардера-филантропа Чарльза Фини

Раздел "Социальная реклама и PR"

ВИЧ- крупнейшая афера 20 века?

Как телевизор уродует детскую психику

Реклама и самооценка молодых девушек

Психологический портрет американских потребителей

Как ликвидировать пробки в городах?

Раздел "Захватывающие рассказы о добрых делах и неравнодушных людях"

Благоговение перед жизнью Альберта Швейцера

Владимир Довгань о том, как создать компанию, где все счастливы

Махатма Ганди и его Упорство в Истине

Жизнь и этика Бена Франклина

Социальные проекты Матери Терезы

Святой Иоанн Кронштадский пионер- социального маркетинга

Рассказ о необыкновенных людях, сажающих деревья

Рассказ Жана Жионо "Человек, который сажал деревья"

Электрички вымирают.Предложение по восстановлению сообщения Самара-Жигулевск

Раздел "Информационные войны"

Информационная война против России

Глобализация и ее последствия для народов мира

Информационная война против российского автопрома

Исповедь экономических убийц

Телевидение- рекламный спонсор терроризма

Раздел " Развитие благотворительности в России"

Помогите!!! Отстал от 600-го Мерседеса

Раздел "Некоммерческие организации в России"

Сергей Симак и его Зеленая Лига России

Вместе спасти детей

Раздел "Здоровый образ жизни и семейные ценности "

Кому выгодно уничтожение института семьи?

Дети плачут, а родители платят! Как потреблятство разрушает семью

Раздел "Психологические основы социального маркетинга"

Психологический портрет американских потребителей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тайная война против российских детей

Статья, необходимая КАЖДОМУ российскому родителю, для спасения детей от информационной агрессии.
«Чистая земля». Так назывался план военной операции грузинских военных в отношении Южной Осетии. Если какой-то народ слишком сопротивляется агрессии, нужно просто в краткий срок полностью уничтожить его. Все, кто смотрел репортажи о реализации этой операции, были шокированы необычайной жестокостью исполнителей. Они сжигали живьем целые села, давили танками старух, расстреливали беременных женщин, не жалели  детей. Многие комментаторы проводили параллели со зверствами нацистов. Но мало кто знает, что многие свои идеи Гитлер заимствовал из …истории США. Американцы провели операцию «Чистая земля» в отношении целого континента. Большая часть  коренных жителей Америки была с особой жестокостью уничтожена. Оставшаяся часть помещена в резервации. Именно резервации стали прообразом нацистских концентрационных лагерей. Истинных хозяев американской земли не считали даже за людей. Любой колонист мог, что угодно сделать с индейцем, не отвечая при этом перед законом.
Россия, с ее огромными природными богатствами, всегда представляла огромный интерес для агрессоров с Запада. Если США удастся сделать с Россией то, что они сделали с Североамериканским континентом, США превратятся в величайшую в истории империю, над которой никогда не будет заходить Солнце. В начале 50-х годов США активно готовились к военной агрессии в отношении СССР. Используя монопольное владение атомным оружием, планировалось в короткий срок уничтожить 100 крупнейших советских городов. На Москву планировалось сбросить 7, а на Ленинград 6 атомных бомб. То, что в результате ядерных бомбардировок, живьем бы сгорела большая часть населения СССР, ничуть не смущало американских стратегов. Их волновало другое. СССР обладал крупнейшей прекрасно вооруженной сухопутной армией в мире. А ядерное оружие хорошо подходит только для убийства миллионов мирных жителей. Против армии оно мало эффективно. СССР не удалось бы оккупировать, а гибель десятков миллионов мирных жителей вызвала бы шквал антиамериканских настроений во всем мире. Тогда был разработан план «Дропшот». Он предусматривал уничтожение СССР с помощью методов подрывной деятельности внутри страны. Главная ставка делалась на методы информационно-психологической войны. Первая часть плана «Дропшот» успешно реализована. СССР прекратил свое существования. Россия находится под мощным идеалогическим давлением западной модели общественного развития. Значительная часть отечественных предприятий принадлежит западным корпорациям.
Однако на Западе прекрасно понимают всю нестабильность достигнутых результатов. Стоит только прекратить подрывную деятельность, и Россия в короткий срок восстановит свои позиции главного конкурента США. Положение осложняется тем обстоятельством, что попытки поставить во главе страны своего протеже (как на Украине и в Грузии), пока не дали результата. В этих условиях у США остается только один путь. Информационо-психологическое воздействие на население с помощью кино, телевидения, интернета и СМИ. Ключом для развала Российского государства и для дальнейшего полного уничтожения русского народа, является воздействие на сознание российских детей. Никакая террористическая деятельность не сравниться по силе влияния с уничтожением традиционных русских нравственных ценностей, и, прежде всего, традиционной семьи. В условиях, когда предпринимаются беспрецедентные усилия по массовому зомбированию детской психики, знания об этой сфере человеческой деятельности приобретает поистине бесценный характер. Те родители, которые обладают этими знаниями, могут в буквальном смысле спасти своих детей и свое будущее.
Здесь возникает резонный вопрос. Кто заинтересован в уничтожении традиционных семейных ценностей в России? Давайте попробуем порассуждать. Употребление наркотиков напрямую связано с неблагополучием в семье. Поэтому разрушая с помощью кино психику детей, можно получить миллионы будущих потребителей наркотиков. Этот факт мало афишируется, но свою подрывную деятельность ЦРУ ведет на принципе самоокупаемости. Зарабатывая деньги… за счет организации продажи наркотиков в странах, против которых ведется подрывная работа. Данные об этом опубликованы в сенсационной книге академика Лисичкина и генерала Шелепина «Глобальная Империя Зла».
Современное западное общество это общество одиночек, так как одиночки прекрасный объект для манипуляций и управления. Такую же модель жизни пытаются «экспортировать» и в Россию. «В итоге исчезает общий Смысл сосуществования людей, никто не понимает и не хочет понять другого, взаимодействие проявляется лишь в за­щите права каждого индивида беспрепятственно декламировать свой «уникальный» текст и не слушать то, что говорит ближ­ний. Этот хаос является торжеством постмодернистской свобо­ды, ведущей к равнодушию, одиночеству и отчужденности. Общество Постмодерн — это общество то­тального, непреодолимого одиночества, принимающего вычур­ные формы. Как это ни парадоксально, но современный запад­ный человек стремится в мегаполисы, с их предельным скоплением населения, лишь только для того, чтобы надежней отго­родиться от таких же, как он, одиночек. «Поражает количество людей, — пишет о США французский философ и социолог Жан Бодрийар, — которые поют одни, едят одни или разговаривают сами с собой на улицах. Они тем не менее никак не пытаются объединиться. Напротив, они избегают друг друга, и сходство между ними неопределенно» (Андрей Ваджра Путь Зла глава Манипулятивный толитаризм).
Ниже приводятся две главы и вступление из книги «Кто соблазнит малых сих…». Её авторы психологи Татьяна Шишова и Ирина Медведева. Они с середины 90-х годов ведут борьбу за спасение детских душ от культуры насилия. Эту книгу необходимо прочесть КАЖДОМУ родителю, которого волнует будущее его детей.

СКОРЕЕ ВОЗЗВАНИЕ, ЧЕМ ВСТУПЛЕНИЕ


Сегодня для нас стало привычным словосочетание «информационная война». Да, мы не сомневаемся в ее наличии, а все же трудно расстаться с жестко, намертво сцепленными со словом «война» ассоциациями: стрельба, танки, бомбы, взрывы, убитые на полях сражения солдаты…
Наверно, именно поэтому общество не оказывает в этой информационной войне должного сопротивления. А как, собственно, сопротивляться? Враг не имеет конкретного лица, его оружие, вместо ужаса и гнева, нередко вызывает желание насладиться им снова и снова, бои не ограничены конкретными полями сражений, а диффузны — везде и в то же время нигде. Словом, мы еще не умеем, по выражению военных, «дать адекватный ответ». Потому информационная война носит сейчас односторонний характер. Мы ни себя, ни своих детей, для которых информационное оружие представляет наибольшую опасность, не защищаем. Значит, речь идет даже не о войне, а об информационной осаде , информационном захвате .
Мы решили собрать свои статьи разных лет на эту тему. Вы увидите, что те из них, которые написаны в начале 90-х, к сожалению, не утратили своей актуальности, а некоторые сейчас даже более актуальны, чем тогда. Будем считать, что это наш посильный вклад в скудный пока арсенал освободительной армии, армии сопротивления в информационной войне.
Надеемся, что по прочтении этого сборника читатель будет ощущать себя уже не столь безоружным и тоже внесет свой посильный вклад в дело борьбы за души, за жизни детей. Мы не имеем права отдать на съедение самых беззащитных, самых уязвимых. И не отдадим!
СТРАСТИ-МОРДАСТИ И МАННАЯ КАША
Одно из самых распространенных заблуждений выглядит так: если что-то плохо, надо сделать наоборот — и будет хорошо. Так уж человек устроен, что для него естественней всего оперировать антитезами, противопоставлениями: добро — зло, белое — черное, свет — тьма, правда — ложь. И это, конечно, так и есть. Свет противостоит тьме, а правда — лжи. Но пользуясь инерцией противопоставления, легко совершить подмену. Делается это просто. Сначала что-то объявляется злом. Потом это доказывается — убедительно, с опорой на примеры, авторитеты, собственный опыт. А когда, наконец, сформировано соответствующее негативное отношение к тому, что обозначили как зло, остается только вместо истинной антитезы проставить мнимую. Причем на сей раз даже не обязательно утруждать себя серьезными доказательствами, ибо включается психологический механизм, заранее настроенный на антитезную пару, и многие, уже не рассуждая, автоматически принимают предложенный вариант.
В последнее время такое встречается, увы, слишком часто. Вот, к примеру, режим, при котором мы жили 70 лет, был обозначен как «большевистская диктатура» и, естественно, назван злом. Для того чтобы убедить в этом целую страну, из бесчисленного множества признаков отбирались только признаки зла; эти признаки компоновались, обильно иллюстрировались и т. п. Наконец негативный образ был сформирован: большевистская диктатура — зло. И тогда на место добра был поставлен… рынок. И все это подхватили. И тут же появились яростные апологеты рыночного «добра». По выражению модного в то время публициста — «рыночники Божьей милостию». И вслед за ними множество людей стали связывать рынок непременно со свободой и демократией. Как будто никогда не слыхали ни о Пиночете, ни о диктаторских режимах в Гватемале, Парагвае, Уругвае, Аргентине и других странах, где рынок прекрасно уживался (а где-то и уживается!) с самой жестокой диктатурой.
По этой же схеме были скоропалительно пересмотрены и многие другие аспекты нашей жизни, в том числе педагогические. Не остался в стороне и такой важный вопрос, как: «нужно ли детям знать о жизни правду?» Антитезная пара выглядела следующим образом: при большевиках детей кормили «манной кашей сладкой лжи», и это было зло, потому что подрастающее поколение не готовили к реальной жизни. Следовательно, добром будет говорение всей правды. Под всей правдой при этом подразумевалось (внимание: подмена!) то, что Горький, у которого мы позаимствовали ползаголовка, называл «свинцовыми мерзостями жизни».
И «свинцовые мерзости» хлынули бурным потоком и затопили экраны, страницы, сцену. Известный авторитет в области педагогики, восхищаясь романом Анатолия Кима, в котором уголовники изнасиловали и до смерти замучили одного зека, страстно призывал родителей включить этот роман в круг семейного чтения и для пущей убедительности сообщил, что он уже провел со своими детьми несколько коллективных читок.
А не менее известный кинодраматург, определявший репертуарную политику детской киностудии, в качестве образцов, которые сейчас более всего необходимы детям, приводил два сценария. В одном мальчики убили своего товарища, закопали в землю и, тайком приходя на это место, прикладывали ухо к земле — а вдруг он все-таки дышит? («Тут еще и особенности детского мышления, понимаете?» — восхищался маэстро.) Во втором же сценарии главным действующим лицом была… нога. Оторванная на афганской войне и зажившая своей отдельной жизнью. Помнится, образ окровавленного обрубка, особенно с учетом юной аудитории, показался нам ужасающим, но наш собеседник, напротив, одобрил эту творческую находку. (Впоследствии фильм по этому сценарию был снят, но широкой известности не приобрел — зрители к тому моменту уже «проголосовали ногами» и перестали ходить в «чернушное» кино.)
Примеры «правдивого современного искусства» можно приводить до бесконечности. Их «тьмы и тьмы и тьмы», но они вам и так отлично известны. Гораздо важнее объяснить, в чем же здесь подмена. Разве в жизни не встречаются жестокости, ужасы, зверства? Конечно, встречаются. Как, впрочем, и любовь, сострадание, самопожертвование. В жизни вообще все встречается и все — правда . Все, а не малая часть, которую в народе быстро и очень метко окрестили «чернухой». А выдавать «чернуху» за самую главную правду о жизни есть самая настоящая ложь! Раньше лгали, что все прекрасно, теперь лгут, что все ужасно. Вот она, истинная пара. Не ложь-правда, а ложь «коммунистическая»-ложь «демократическая». И даже не через дефис, а через «и», потому что здесь нет, по сути дела, никакого противопоставления: ложь и ложь.
И снова нас подстерегает ловушка. Хочется воскликнуть:
— Любая ложь неприемлема! Что та, что эта! Ребенок должен знать правду!
Но тогда детям нельзя читать сказки. Ведь, строго говоря, там все ложь.
Кстати, несколько лет назад мы столкнулись с яростным борцом за новое искусство для детей. Это был чиновник Министерства культуры. Гладкий, холеный, явно не познакомившийся в детстве с «суровой правдой жизни», он учил нас уму-разуму:
— Милые мои! Ну сколько же мы будем пудрить детям мозги этими красивыми сказочками?! Этими Золушками и Белоснежками?! Маловато потрясений, друзья мои! Жестче надо писать. Достоверней и жестче. — И его пухлые детские щеки даже втягивались на слове «жестче». — Когда же, наконец, появятся детские драматурги, которые будут писать нам сказки с плохим концом? Герои должны гибнуть, а зло — торжествовать. Пусть будет, как в жизни. Жизнь, милые мои, это вам не сопли с сахаром… — И, мечтательно улыбнувшись, добавил:
— Эх, если бы нашелся режиссер, который смог бы воплотить мой замысел… Представьте себе: кукольный театр, на сцене — пьеса. Ну, такая… настоящая, без сю-сю… И вот, в самый напряженный момент, скажем, — в момент убийства или, там, изнасилования… из сиденья вылезает иголка и впивается прямо в задницу зрителя! Чтоб уж проняло!.. А? Правда, гениально?
(Авторская ремарка: кукольные театры, о которых упомянул этот любитель потрясений, посещаются в основном детьми до-школьного и младшего школьного возраста.)
Ей-Богу, мы ничего не выдумали! Разве что немного сократили монолог чиновника. Другое дело, что его программа еще не полностью реализована. Не сконструировали ни в одном кукольном театре кресла с выскакивающими в нужный момент иголками. Зато с потрясениями все в порядке, и вряд ли кто-то может пожаловаться, что их «маловато». Проще всего посмотреть киноафишу. «Киборг-убийца», «Маньяк-убийца», «Поцелуй убийцы», «В постели с убийцей». Ну, это для подростков. Детей помладше, не волнуйтесь, тоже не обидели. И они не остались в стороне от «правды жизни». Ни тебе застойного Чебурашки с Крокодилом Геной, ни предзастойных экранизаций Бажова и Мамина-Сибиряка. (Разве что иногда по ТВ, а вот столь привычные еще недавно программы мультипликационных фильмов, на которые можно было торжественно водить детей в кино по выходным, бесследно канули в прошлое…)
Но, с другой стороны, детей ведь не лишили зрелищ! В том числе и мультиков. Их даже стало гораздо больше. Ну, подумаешь! — были советские, а теперь американские. Был Чебурашка, а теперь черепашки! И тоже приключения, и тоже сказочные. И даже хорошо кончаются… Но эта идентичность чисто формальная.
А что если мы сравним случайно зарифмовавшихся героев двух современных сказок? И не только героев, но и злодеев. И вообще картину мира в этих мультфильмах.
Главные качества Чебурашки — наивность, милота, обезоруживающее обаяние ребенка. Черепашек-ниндзя при всем желании наивными, милыми детьми никак не назовешь. Это, в сущности, «крутые парни», которые, чуть что — не задумываясь, молотят своих противников направо и налево, скорее напоминая молодежную банду, чем маленьких детей. В борьбе со злом, без которого не обходится ни одна сказка, Чебурашка вместе с закадычным другом Крокодилом Геной думает, шевелит кукольными мозгами, изобретает разные хитрости, но не избивает и, разумеется, не убивает старуху Шапокляк. Черепашкам, конечно, приходится решать вопросы военной стратегии, но определяет все физическая сила, физическая схватка со Злом. Кровь льется рекой, трупы навалены штабелями. Зло уничтожают буквально. (Правда, к Карабасу-Барабасу в «Золотом ключике» тоже были применены физические методы воздействия, но ему всего-то-навсего отрезали приклеившуюся к дереву бороду и оставили беднягу сидеть под дождем в луже!)
Да и представители зла в «Чебурашке» и «Черепашках» существенно разнятся. Проворная, смешная Шапокляк со своей крыской Лариской пакостят по мелочам. Никакой кровью, никаким насилием проделки старухи не пахнут. Она, как в песне Высоцкого, «по-своему несчастная», а потому к ней можно найти подход. Что, между прочим, и делают в финале герои, осчастливив ее дружбой. (Ох, маловато потрясений!) Закованный в сталь Шредер ужасен. Это некое Абсолютное Зло, к которому нельзя найти никакого подхода, кроме «радикального». Он готов уничтожить весь мир со всеми его обитателями.
Ну и наконец, о главном — о картине мира. Мир, в котором обитают Чебурашка и Крокодил Гена, в целом светлый и дружелюбный. В нем уютно и не страшно, МИР в этом мире закономерен. Зло же, напротив, единично и случайно. Оно подобно маленькому облачку, которое не может надолго затуманить небесную синеву. Мир черепашек буквально переполнен, кишит злом. Оно подстерегает повсюду и всегда. Горстка героев противостоит целым полчищам приспешников Зла. Все же остальные — статисты, пешки и жертвы. (Кстати, в другом американском мультфильме с умилительным названием «Вампиреныш» кого-то из персонажей так и звали: Жертва. От одного этого имени мурашки пробегают по спине даже у взрослого человека!)
Не правда ли, странно? В «Империи Зла», как принято теперь именовать Советский Союз, искусство для детей было щадящим, охраняющим хрупкую психику от непосильных впечатлений. Соблюдался некий возрастной ценз. И это было совершенно правильно! Вы, наверное, замечали, что дети от трех до шести лет часто задают вопросы типа: «Каких людей на свете больше — хороших или плохих?», «А что сильнее: добро или зло?» Такие вопросы отнюдь не следует рассматривать как ординарные в общем потоке бесконечных «что?», «как?» и «почему?» Ребенок ищет опоры, ориентиры, чтобы начать строить мир в своей душе и одновременно встраивать себя в мир. Он маленький, слабый, он хочет быть с большинством. Попробуйте, руководствуясь наставлениями министерского чиновника-либерала, рассказать малышу сказку с плохим концом. Четырехлетний консерватор будет огорчен до слез. И не просто огорчен, а возмущен! Он воспримет это как личное оскорбление, ибо душу его омрачили скорбью. Когда же зло в искусстве, предназначенном для детей, тотально, когда оно «в большинстве», ребенок испытывает соблазн примкнуть к нему. И к подростковому возрасту, вдохновляемый уже не мультфильмами, а вполне натуралистическими кинозверствами (один немецкий психолог подсчитал, что в среднем дети сегодняшней Германии к шестнадцати годам видят на экране 18 тыс. убийств), может дозреть до поступков.
Творцы «чернухи» уверяют публику в своих гуманнейших намерениях: дескать, демонстрируя жестокость крупным планом, мы отвращаем от нее молодежь. Но тогда авторы порнофильмов с полным правом могут утверждать, что если показывать детям половые извращения, девственность будет гарантирована до гроба.
Ну а если серьезно, то уже дети младшего дошкольного возраста понимают, что убивать дурно. Кто-то в ужасе кричит: «Не дави божью коровку, она живая!» Кто-то отказывается есть котлету, узнав, что она приготовлена из убитой курицы. Нормальному ребенку не нужно «из воспитательных соображений» показывать крупным планом, как курице (и уж тем более человеку!) отрубают голову. Он и так знает, что это ужасно. Не случайно очень многие дети сами себя пытаются оградить от «правды жизни»: выбегают из комнаты, увидев на экране телевизора страшную сцену, плачут, закрывают руками лицо, утыкаются в плечо сидящему рядом. Тут необходимо учитывать, что ребенок, в отличие от взрослого, еще нечетко разделяет искусство и реальность. Он — особенно в напряженные моменты — не помнит, что это понарошку, что это артисты.
Те же дети, у которых «кишки на березах» вызывают повышенный интерес и особое удовольствие, должны настораживать. У них или притуплена чувствительность, или — что, к счастью, встречается редко, — присутствуют скрытые садистские наклонности. То есть на самом деле вместо декларируемых гуманных целей невольно достигаются (если не преследуются сознательно!) цели совсем иные: в одних детях пробуждаются низменные инстинкты по принципу «дурные примеры заразительны», в других порождаются страхи, которые иногда настолько овладевают душой ребенка, что становятся источником невроза. В своей работе с детьми-невротиками мы в последние несколько лет сталкиваемся с новым и, как нам кажется, показательным явлением. В раздаваемых нами анкетах на вопрос «Есть ли у ребенка страхи, связанные с чем-либо» родители стали часто указывать… иностранные мультфильмы как один из источников страха. Кого-то, быть может, это удивит, но нам представляется вполне закономерным. Ни старуха Шапокляк, ни Карабас-Барабас, ни даже Бармалей не могут вызвать в ребенке, как выражаются психологи, «запороговый страх». А Шредер, вампиры и привидения — могут!
Вы скажете: «Как будто у нас нет страшных сказочных злодеев! А Баба-Яга с Кащеем Бессмертным? Страшно аж жуть!»
Конечно, Баба-Яга пострашнее старухи Шапокляк. Но, во-первых, она тоже не является представителем абсолютного зла, героям часто удается найти с ней общий язык. Да и потом, советские режиссеры и книжные графики очень много сделали для того, чтобы юмористическим изображением уравновесить злодейскую сущность отечественных чудищ. Вполне вероятно, что западные дети и вампиров воспринимают юмористически. Но значит, они к такому восприятию подготовлены национальной культурой. И действительно, в европейской, а вслед за ней — и в американской культуре тема вампиров разработана широко и детально. Это очень старая и непрерывно развивающаяся традиция. В нашей же культуре недаром торжественное слово «вампир» заменено, заземлено презрительным «упырь». По каким-то причинам (не будем сейчас вдаваться в подробности) этот вид нечисти не занял одного из центральных мест в нашем искусстве. Русские писатели не внесли весомого вклада в мировую вампирологию, не удостоили кровопийц своими вниманием. Их если и интересовали кровопийцы, то все больше в переносном смысле — как эксплуататоры. Гоголевский Вий, вурдалаки А. К. Толстого — это лишь редкие вкрапления, веснушки, а вовсе не лицо нашей литературы. Кстати, про Вия и вурдалаков маленьким детям и не читали.
Выходит, то, что раньше ребенок получал в адаптированном традицией и искусством виде, причем небольшими порциями, теперь закачивается в него без всякой поправки на чужеродность, причем лошадиными дозами! И вместо полезной для психики прививки (а в малых дозах «страшилки» полезны, недаром существует жанр детского фольклора, который так и называется) происходит отравление «непереваренным» злом со всеми вытекающими из этого последствиями.
Когда мы работаем с ребятами школьного возраста, они по нашей просьбе рисуют нехитрую диаграмму: три круга. Один обозначает класс, другой — двор, а третий — город. И раскрашивают двумя карандашами, черным и красным. Черный — это плохие люди, красный — хорошие. Каждый ребенок схематически отображает окружающий мир, руководствуясь своими представлениями о соотношении в нем добра и зла. В самом начале девяностых годов даже у ярко выраженного меланхолика черный сегмент редко был больше красного. Мало того: по мере расширения заданного пространства процент черного, как правило, уменьшался. Ребенку, у которого не сложились отношения с одноклассниками, все равно казалось, что город (то есть, мир) — не злонамерен.
Что же мы наблюдаем теперь? Почти все школьники (восемь из десяти) видят город-мир в черном цвете. Теперь, как правило, эта последняя диаграмма напоминает арбуз с вырезом: там есть небольшой красный ломтик. И такое встречается даже у тех, у кого и в классе, и во дворе все обстоит вполне благополучно!
Обилие страшного страшно еще и тем, что притупляет чувствительность. Такое эмоциональное отупение — это своего рода защитная реакция. Причем она не специфична для детей. Сегодняшних взрослых тоже мало что «колышет». Вспомните, как все общество «сотряслось» в конце 1988 года, узнав об армянском землетрясении. А сейчас… Войны, разбомбленные города, захваты террористами роддомов и больниц, угрозы ядерного терроризма… Кого бы сейчас особенно взволновало известие о каком-то там землетрясении?
Чего же требовать от детей? После развороченных внутренностей и расчлененных трупов, показанных крупным планом, почему их должна трогать мамина усталость, папина головная боль или бабушкина немощь? У крови слишком терпкий вкус, после него все кажется пресным.
Когда мы беседуем на эту тему с родителями, они часто перебивают нас растерянным вопросом:
— А что мы можем сделать? Как оторвать ребенка от телевизора?
Но ведь никто не спрашивает, что делать, если ребенок тянется к рюмке водки, как отобрать у него пачку таблеток или крысиный яд. Просто многие не осознают степени опасности, когда речь идет о ядах, отравляющих душу.
Не только на экране, но и в жизни бывают обстоятельства, с которыми совершенно не обязательно знакомить ребенка детально. Он еще успеет, повзрослев, столкнуться с ними «нос к носу», но к тому времени он успеет и окрепнуть душевно. В первую очередь это касается смерти близких. Детям до восьми-десяти лет лучше не видеть покойников. Это не значит, что нельзя при ребенке вспоминать умерших бабушку и дедушку — можно и нужно ! Так же, как и вместе ходить на кладбище. Пусть помогает убирать могилу, сажать цветы. Но смотреть на мертвого человека — слишком тяжелое испытание для ребенка. И даже если он будет выглядеть вполне спокойным (а родителям иногда кажется, что их сын или дочь стояли у гроба и вовсе равнодушно), это скорее всего лишь внешнее выражение шока и грозит «отсроченной реакцией». Вдруг через месяц-два, казалось бы, на ровном месте, может нарушиться сон, ребенок начнет просыпаться в мокрой постели, кривить лицо, плакать из-за каждого пустяка…
— Вы противоречите сами себе! — упрекнет нас внимательный читатель, который помнит, как мы когда-то писали о необходимости героических примеров в воспитании детей. — Герои, они, между прочим, умирают. Мало сказать, умирают — погибают мученической смертью! Их расстреливают, сжигают, вешают. А от этого, если вам верить, у ребенка может родимчик случиться! Так как же одно с другим увязать?
Вопрос, как говорится, «на засыпку». И все же попытаемся ответить. Да, герои погибают. Но их гибель (которую в советском искусстве для детей и юношества, кстати, показывали и описывали без натуралистических подробностей) свидетельствует прежде всего не о слабости и бренности человеческого тела, а о величии человеческого духа. О том, что НЕ ВСЕ можно победить, не над всем можно надругаться. В «Колымских рассказах» Варлама Шаламова написана страшная правда о советских лагерях, и ребенок когда-нибудь ее узнает. Но прежде чем узнать, как страх, унижение и насилие превращали человека в зверя, как люди ели людей, он должен узнать и почувствовать другое: как люди в нечеловеческих условиях совершали нечеловеческие усилия, чтобы вопреки всему остаться людьми. И это тоже правда!
Если же с детства внушать (хотя мы считаем, что это и взрослым не показано), что человек — всего лишь жалкая беспомощная букашка, которую можно подвергнуть самым разнообразным и изощренным мучениям, если ребенок с младенчества усвоит, что зло беспредельно (в нашу жизнь и так уже по-хозяйски вошло слово «беспредел»)… Ну что ж, тогда не жалуйтесь, увидев, как ваш сын униженно лебезит перед дворовым хулиганом, а также не надейтесь, что в будущем он станет опорой для старых (вас) и малых (его детей). Чего требовать от букашки?
Ну и зачем же мы ополчились на американские фильмы? Там ведь и борющиеся со злом герои-супермены, и непременный «хэппи-энд». Все так, да только страсти-мордасти настолько перенасыщают этот «раствор», что человек, особенно маленький, «выпадает в осадок». Лучше всего это выразил один пятилетний мальчик, который, оторвавшись от экрана и горько рыдая, прибежал на кухню.
— Мама, мама, там опять убивают!
— Не волнуйся, сынок, в конце все будет хорошо.
Малыш посмотрел на маму с какой-то недетской обреченностью и очень серьезно сказал:
— Мамочка, я, знаешь, могу до конца и не дожить…
(Авторская ремарка: манная каша с сахаром или с вареньем — самая что ни на есть подходящая еда для маленьких детей.)
1995

Статью хорошо дополняет видеолекция известного психолога Олега Торсунова

Читайте также:

Что делать, чтобы ребенок не вырос лентяем, а стал настоящим человеком

Сайт " Я люблю Жигулевские горы!"

По реке Самара от Богдановки до Домашки на лодке «Вояджер-500». Отзыв о лодке и о маршруте

На Туристский остров на лодке Seahawk 2

Богатарская слобода в Жигулевских горах

Сокольи горы. Сокские штольни. Пещера братьев Греве

Самые интересные пещеры и штольни Самарской области

 

Rambler's Top100